Мезенцев Андрей

Мезенцев Андрей

Избранные авторы

Список пуст

В избранных авторов

Список пуст

Произведения автора

Непростительно

Закутаюсь в Питер ночной и усну,
Оставив открытой коленку,
Как шарф намотаю на шею Неву,
С нашитой гранитною лентой.

Под голову Невский смотаю в клубок,
Исакий, как мишку - под мышку,
Васильевский остров свернется у ног
Котенком сопящим чуть слышно.

Мой сон безмятежен - с утра намешал
Фонтанку и Черную речку,
Колодцы-дворы, старый выцветший парк,
И все в один день - вот беспечность....

Во сне я не вспомню, что где-то один,
Дурея от запаха соли,
Меня ждет промокший и тихо скулит
Волчонок - Балтийское море.


Автор: Мезенцев Андрей / Дата: 08.07.2017

Аврора

Она улыбнется: сегодня прилив и суббота. 
Нева ей щекочет борта, (краску жрет, словно моль). 
Аврора июль ждет: в конце - день Военного Флота 
(Матросы заранее прячут текилу и соль). 

Подвахтенный чаек гоняет за гнезда на шлюпках, 
У трапа вполглаза кемарит матрос-часовой. 
Смоля табаком, проверяет затворы на пушках 
придирчивый боцман обветренной, сильной рукой. 

На небе ни тучки, день солнечным будет и милым. 
Две склянки пробили, а значит не скоро подъем. 
Аврора заснет и далекую вспомнит Цусиму, 
И сакуру, что осыпалась под майским дождем.
Автор: Мезенцев Андрей / Дата: 23.06.2017

Возвращение

Мы вернулись с тобою из дальних глубин-вершин,
Где вкус сыра и старых вин возвёден в абсолют.
И рисунки на скалах сменяет один за одним
Небесный художник, похожий на желтый круг.

Мы вернулись с тобой из мест, где солёный бриз,
Верх берёт в кутерьме с мандариновою пыльцой,
Где, прикинувшись спящим, берег вечность хранит
Все ночные рассказы, нашёптанные волной.

Мы вернулись. А славно было проведать порт.
Он приветствовал нас копной из гротов и рей.
Приговаривал: " Welcome! Пожалуй, бродяга, на борт!
Не беда, что не можешь отправится в дальний рейд."

Ценность всякой истории лучше заметна в конце,
Когда смотришь на фото: стоим мы, обнявшись, у скал.
И неровный загар от бандан и очков на лице
Будет вновь заставлять нас с тобой вспоминать те места.
Автор: Мезенцев Андрей / Дата: 23.06.2017

Жилет довязан, вылизаны сливки

Чеширскому Коту опять не спится:
Он пьёт на кухне сливки с крендельком,
Жилетку вяжет Кролику на спицах,
Хвостом листая старенький альбом.

Алиса не была в гостях лет триста,
У Шляпника семья и новый дом,
У Твидди где-то бизнес за границей,
А Твиддам раз в десятый стал отцом.

Шалтай-Болтай гостит у мыши Сони,
Валет Червей прослыл, как дуэлянт;
Сменил свой гриб на дерево Абсолем -
Теперь у моря курит свой кальян.

Без лошади остался Белый Рыцарь,
Он Зайцу проиграл её в крокет;
У Королей в почёте джиу-джитсу,
У Королев по пятницам балет.

Несчастье с пирогом - пирог был скушан:
Ходил пугать Единорога в лес;
У Герцогини свадьба с новым мужем,
Взял титул "Царь Зверей" впервые Лев.

Жилет довязан, вылизаны сливки,
"Всем доброй ночи!"- вслух подумал Кот.
Осталась в воздухе кошачая улыбка
Висеть, где спал в панамке Бармаглот.
Автор: Мезенцев Андрей / Дата: 09.06.2017

Коло-бог

Что такое квадрат? Лишь четыре угла,
Самый грустный квадрат - одиночка в остроге.
Там и был Колобок Бабой с Дедом зачат,
Там и был коронован в масть Коло-бога.

По сусекам метен, жарен в жарких печах,
И харизма его - сдобы дух, бок румяный,
Нигилист без принципный, он редко молчал,
Когда слышал в речах, что квадрат идеален.

Он познал много пышек и ромовых баб,
Эгоизм помешал стать одной из них мужем,
Он не спал на краю, только в этом был слаб,
Ведь гаданья твердили: Волком будешь укушен.

Уходить через окна - его был конек,
Вспоминая всех тех, кого в жизни покинул,
Был инспектором Фоксом, застрелян он в бок,
Грош гаданью цена, тот инспектор был Лисом.
Автор: Мезенцев Андрей / Дата: 27.05.2017

Лаперуза

Лишь семь ему, а он гроза Тортуги,
Военных и торговых кораблей:
Штурвал-дуршлаг его держали руки,
Бил ветер в паруса из простыней.

Стекло зеленое - сапфир, фольга - пиастры,
Крестом пометить где зарыт сундук.
И были плечики от маминого платья
И пистолет, и абордажный крюк.

Звал дед обедать в штиль у Санта Круза,
А ночью, если не хотелось спать,
Название смешное "Лаперуза"
Часами мог на карте проискать.

Он вырос, стал актер в столичном "ТЮЗ"е,
И есть свой зритель, свой репертуар...
Но вот название смешное "Лаперуза"
Искать на картах мира перестал.
Автор: Мезенцев Андрей / Дата: 27.05.2017

Разговор в трактире в среду на тему…

-Зашел к вам менестрель! Корчмарь, вина! 
В нем скрыт секрет улыбки Моны Лизы! 
Пусть на гитаре лопнула струна, 
Но я смогу вам спеть про башню в Пизе! 

-Эй, менестрель, о чём там можно петь? 
Стоит себе и небо подпирает! 
Ну накренилась, да, на крыше медь... 
Пусть каменная, но сарай-сараем! 

У нас куда не плюнь -каменотёс, 
Кому ни свистни - ученик Рембрандта 
Всегда на ренессанс наш будет спрос! 
А почему? Мы, как один - таланты! 

- Мой друг, ты прав, но знаешь ли тот факт, 
Наклон той башни вызван был любовью? 
Вот версия: Лоренцо - местный граф 
Влюблен в Луизу был из нижнего сословия. 

И ей, Луизе, громко б в голос петь, 
Но вот беда - она хотела "принца", 
А граф мужлан, огромен, как медведь 
И ковыряет нос своим мизинцем. 

В добавок граф на оба уха глух 
(Ревет быком не попадая в ноты), 
Помногу жрет и пьет вино с двух рук, 
И обожает сальные остроты. 

Луиза же юна, чутка, тонка 
И не взирая на происхождение 
Такого мужа, даже если граф, 
Мешали полюбить предубеждения. 

Но граф уперт, как, собственно, кабан: 
Отказ во вторник, в пятницу отказы.
В Лоренцо голове возник вдруг план- 
Спеть для Луизы ночью серенаду! 

Лишь улицы узки - фасад в фасад... 
Чтоб о его любви знал каждый в Пизе 
Откуда петь чтоб слышал стар и млад? 
Конечно с башни! Стоя на карнизе! 

И башня есть уже который год, 
В строительных лесах стоит лет двести! 
(Нетороплив мастеровой народ, 
Но качественно строят. Честь по чести, 

Лишь только подводил, порой, расчет, 
Но этим мастера грешат и ныне). 
Лоренцо в руки взял свое лицо 
И приступил к подъему на вершину. 

Скрипела башня под ногами каждым швом - 
Лоренцо крупный муж, пудов так в десять, 
Он взмок уже и телом, и лицом, 
Но что не сделает синьор во славу девы! 

Поднялся до конца! Погружен в сон 
Любимый город. Сердце бьется дико, 
Дрожат колени, градом льется пот. 
Совсем, казалось, не до романтика. 

Граф непреклонен, лезет на карниз - 
Раз он решил, что надо, значит надо! 
И, башенный свой сольный бенефис, 
Естественно, он начал серенадой! 

Что началось тут: на лугу пастух, 
Бык племенной, коров почти пол стада 
От этой песни испустили дух. 
Ну, смысле в этом мире их не стало. 

В изюм усох в округе виноград 
Да основательно, как после долгой сушки! 
Как в холод мечет небо в землю град 
Метали яйца курицы-несушки! 

Ревет Лоренцо громко! От души! 
Душа вибрирует от Тибра до Прованса!
Меняет граф свой звуковой режим... 
И башня попадает в резонанс с ним. 

В истерике забилась нотам в такт, 
Запрыгал дико в кладке каждый камень... 
И башня сбросила любовника-певца! 
В паденьи тот леса собой ломает! 

Тук накренилась башня. На чуть-чуть. 
Как-будто посмотреть - с певцом что стало. 
Увидела. Её хватила жуть. 
И скорбно-наклоненная осталась. 

Ученых версия: мол, башня на леса 
Облокотилась и стояла прямо. 
Когда леса убрали, то изъян, 
Святая примадонна, стал вдруг явным! 

- Но это первая из версий, менестрель! 
Поведай нам про версию другую! 
- Услышать чтоб её - вина налей! 
Да не в бокал! А в кружечку большую! 

Исток наклона скрыли времена... 
Свидетель мне - святая мать Мадонна! 
И в том, что башня чуть наклонена, 
Ты не поверишь, виноваты гномы! 

Создали для работы они дрель 
(Волшебную, включаемую пением), 
Но так как гномы очень любят петь 
Она, порой, включалась не ко времени! 

И этот факт чуть не привел к беде! 
Дрель чуть не вызвала подземного обвала! 
Дрель гномы поместили тут же в твердь, 
Подальше выбросили и зажили славно. 

Прошли века и этот... монолит 
В котором дрель волшебная томится 
Увидел в горы ехавший мужик, 
"Хороший камень!- молвил, - Пригодится!" 

Свез камень в Пизу, камень в землю лег, 
Как основание для вверх растущей башни 
И все бы было, может, ничего, 
Но тут Лоренцо петь решил однажды! 

Дрель заработала, услышав гномий рык, 
Как показалось ей. Усилила вибрации... 
Потом хруст досок был и чей-то крик 
И смолкло все. Вновь тишина в прострации... 

Таки дела... Корчмарь! Еще вина! 
В нем скрыт секрет улыбки Моны Лизы! 
Но заклинаю вас, любезные друзья! 
Не пойте песен возле башни в Пизе!
Автор: Мезенцев Андрей / Дата: 09.04.2017

дом Фермины Урбино

А Маркес вдруг сжег дом Фермины Урбино до тла,
И вряд ли кто знал,  что такой дому выпадет жребий...
-"Спустись же в подвал, принеси поскорее вина,
Мой кубок наполни, о, маленький друг, виночерпий.

Кубок наполни,  и встань между светом и тьмой,
Строгим судьей будь, окрась меня в сажу иль в медный,
Только прошу - не задень грубый шрам под плащом -
Сто лет одиночества, знай, не проходят бесследно.

Как злой Арлекин, буду пьяно кричать в пустоту,
Как глупый Пьеро, взяв аккорд, я ударю струн мимо…
Ты видишь мою, без одежды вранья, наготу,
Ты видишь, что я не простил до сих пор Коломбину.

За что?-спросишь ты. Да не так уж и важно за что,
Есть в каждой истории место шкафу, где скелеты.
Я, Габриэль Маркес, давно написал ей письмо…
Ответ не пришел, но давай, друг, не будем об этом."

Но дом догорел, и от ветра трепещет зола,
И, кажется, что умирающий дом еще дышит.
Кто ж мог догадаться, что долго парят кружева 
Сгоревших написанных, но не отправленных писем.

Автор: Мезенцев Андрей / Дата: 09.03.2017

Калейдоскоп

Пока у господ седеющих есть к славе жажда,
Пока занята Жанна Д’Арк – у нее ворожба,
На подоконнике стоя, цветные бумажки,
Я запускал с тридевятого этажа.

Они летели все вместе, но не по ветру,
Принципиально плевали на «розу ветров»,
Свободно парили пунктами «А» и «Б» между,
Устроив свой маленький калейдоскоп.

И я забросал соседские крыши вскользь смехом,
И юркое эхо носило его меж домов
Сегодня зима, но я праздновал «первый день лета»,
Я счастлив сегодня, дружище и только всего!


Автор: Мезенцев Андрей / Дата: 16.02.2017

Художника обидит каждый

Художника обидит каждый. 
(В соавторстве с Немчиновой Ольгой)

С зачарованным упоеньем 
Он проникся магией красок, 
И в его чуть наивных твореньях 
Что-то было от Пабло Пикасо. 

И экспрессия Винсент Ван Гога 
Наложила немой отпечаток, 
Что-то было от Карла Брюлова, 
Так же Репина было в достатке. 

На показ пришли папа и мама - 
Кто еще мог быть критиком строгим? 
И слышны были охи и ахи - 
Восхищения прямо с порога. 

Четкость линий в цветах очень смелых, 
Выразительность Васнецова! 
Лишь… холстом были белые стены, 
А точнее в гостинной обои. 

Вот тогда понял юных художник: 
От таланта - одни только муки. 
Схлопотал подзатыльник, поджопник
И томится поставлен был в угол.
Автор: Мезенцев Андрей / Дата: 08.02.2017

Об авторе

Произведений: 82
Получено рецензий: 3
Написано рецензий: 1
Читателей: 37