Композиция

4 элемента грамотной композиции на примерах из классики

Сегодня разговор будет о простом понятии — композиции произведения. Азы, понимаете ли. Неужто надо? Угу. Нет, я вовсе не считаю своих читателей бездарными. Давай так и определимся: ты — талантище! Только даже твой могучий талант нужно чуть подшлифовать. Ну совсем капельку. Почему я так думаю? Потому что читал многие произведения на старом сайте. Да, речь пойдет об основах. Но как только они будут применяться, потребность в таком разговоре отпадет. По старой традиции, постараюсь донести мысли доступнее, чем в учебниках.

Что такое композиция?

Итак, композиция — это построение, как бы основные элементы произведения, главные его составные части. Какова задача автора? Нужно не перепутать последовательность частей, не забыть об их целях, оказать нужный эффект. А еще не затянуть, но и не упустить важных подробностей. Если затянешь, станет скучно, если что-то важное забудешь — непонятно.

Для примера: когда строится дом, нельзя забыть ни про один элемент здания: окна, двери или даже про один кирпичик. Но если завалить кирпичами вход, туда никто не попадет. Думаю, это понятно. Но, как часто замечаю, авторы упускают из виду как минимум один важный момент: протянуть через весь сюжет конфликт. В этом случае получается даже не недостроенный дом, а груда кирпичей. Тогда бросаешь читать или злишься на автора.

Тяните конфликт

Итак, первый секрет правильной композиции — надлежащим образом протянуть конфликт через все составные части. А это, напомню, пролог, экспозиция, завязка, основное действие, кульминация, развязка, эпилог. У каждой из них свои задачи. Порядок обычно совпадает с перечисленным здесь. Где-то конфликт будет скрытым — как проводка в стене. Но и варианты перетасовки частей возможны, только тут нужно подключить свое чутье. Ну, ты же талант, ты сможешь!

Пример. В «Евгении Онегине» мы сразу узнаем, что характер героя крайне противоречивый, а значит, живой. Потом мы начинаем интересоваться дружбой с Ленским, чувствами Татьяны и позицией Евгения, это не дает нам отвлечься или заскучать. Интересно, что конфликт есть и внутри героя, и вне его. И он не разрешается даже в последних строках. Кто-то злится на Татьяну, что она предала свою любовь, кто-то — на Евгения, что он поступил так странно и непоследовательно, кто-то восхищается верностью героини и сочувствует, что время и случай не совпали. Но произведение волнует! Цель достигнута.

Начало: заинтересуйте!

Идем дальше. С прологом всё ясно. Если он нужен, то он размещается вначале. Это своего рода вход. Но каким образом решить, как расставить экспозицию — предысторию событий? Вот тут есть простой и важный второй секрет: тем, как вы говорите о прошлом героя или о том, что привело к истории, обязательно нужно вызывать интерес. Не убивайте его. Интерес, а не героя. Героя — можно. 🙂

Примеры. Дюма в «Трех мушкетерах» ярко рисует историю семьи д`Артаньяна в начале произведения, как и характеристику этого горячего гасконца. Писатель прямо дает нам понять, что приведет к грядущим событиям, настраивает на интересный сюжет. Это прямая экспозиция. С другой стороны, Гоголь в «Мертвых душах» дает сведения о предыдущей части жизни Чичикова намного позже начала, аж в конце первого тома. Это задержанная экспозиция, но она подается ровно в тот момент, в который нужно! Заметьте, в обоих случаях экспозиция работает на интерес. Это — помимо того, что она раскрывает мотивацию поведения героя.

Искусство создать точку кипения

Если бы вы читали учебник, то дальше было бы что-то вроде: завязка намечает конфликт или его обнаруживает. А кульминация должна представлять собой наивысшую точку напряжения. Но это и так понятно, тем более — после первого пункта. Гораздо важнее усвоить, что, продвигая сюжет, вы работаете с тонкой материей: создаете точку кипения. Вообще-то это уже почти раскрытый третий элемент, о котором хотелось сказать.

Почти — потому что есть прелюбопытнейшие моменты в отношении создания «температуры». Может показаться, что ее нужно постепенно поднимать. То есть с каждой страницей читатель должен волноваться за героев всё сильнее. Это не так. Достаточно, чтобы она была, но не оказалась «холостой». То есть сцена, где сосредоточены суть и сок, обязана выстрелить. С ней нужно поработать настолько тщательно, насколько это вообще возможно!

Примеры. Сцена объяснения Татьяны и Евгения в «Онегине» — это лучший из всех лучших вариантов иллюстрации. Там — до слез и мурашек! Там уже кипит. А до этого? До этого просто было горячо. Почему оно наступает? Поискать ответ можно в словах Татьяны, например о том, что счастье было возможно и близко; что верность важнее мелкой страсти, которая нагрянула слишком поздно.

У Ремарка в «Трех товарищах» есть более-менее ровное кипение: когда болеет возлюбленная Кестера, Пат, когда уже дело плавно подходит к ее смерти. Каким-то образом автор ухитряется продолжать рисовать конфликт между красотой жизни и ее темной стороной, сохранять интригу тогда, когда уже всё ясно с итогом. Как герои отнесутся к неизбежному, что скажут друг другу, как изменятся или как проявят себя? Вдумчивый читатель обязательно переживает об этом по ходу. И в этом мастерство автора.

Итак, если не довели до кипения — считайте, что произведение сырое. Вот такой забавный кулинарный аналог.

Смысловая точка: подведите к итогу

Четвертый элемент касается смысловой точки художественного конфликта. Вот до смешного просто, а авторы-новички забывают. Что она нужна. И что она абсолютно не должна ставить точку во всех спорных вопросах и разжевывать за читателя вывод.

В нашей жизни всё сложно. И конфликты то возникают, то разрешаются, но точки в абсолютном смысле нет. Даже после смерти человека жизнь в глобальном смысле продолжается. В ней нет — ну, или пока не было — четкого конца. В этом есть что-то общее между реальным миром и художественным. Но своеобразие последнего в том, чтобы читателю оставить пищу для ума, повод для размышлений: или что будет дальше, или почему всё произошло именно так, или как это связано с его жизнью.

Пример. У Стендаля в «Красном и черном» героя казнят. Это итог, развязка. Но герой-то не был абсолютно отрицательным. К чему же нас подводит казнь? Примерно к такому вопросу: «А что было бы, если?..» И ты думаешь, в какую сторону двигать жизнь, чтобы трагедии не было. И еще много о чем.

В качестве итога вкратце напомню, что все эти четыре пункта немыслимы без первого — уникального и волнующего конфликта. Пусть мысль о нем всегда занимает вашу голову при работе с прозаическим произведением.

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Your email address will not be published. Required fields are marked *

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

*

Забыл пароль